Футбол

Кто слаб после перерыва – Черчесов или наш футбол?

13

Кто слаб после перерыва – Черчесов или наш футбол?

В оценке воскресного матча в Петровском парке сходятся практически все: насколько до перерыва доминировала Россия, настолько же после – Турция. Во многом игру перевернул Дженгиз Ундер, вышедший на 46-й минуте: все самые острые инициативы гостей стали исходить от него. И чем ответить, наши не нашли. Ни основные силы, которые были на поле с первых минут, ни запасные, вошедшие по ходу дела. Все четыре наши замены, взятые вместе, не имели эффекта, даже близкого тому, что дал один Ундер.

К этому можно было бы отнестись как к досадной случайности, если бы не память о предыдущем матче Лиги наций УЕФА. Тогда, в начале сентября, уверенные 3:0, которые мы имели в Будапеште против хозяев на 46-й минуте, едва не обернулись потерей очков – заканчивали очень нервно и были рады, что сохранили 3:2. Тренер соперника тогда тоже удачно вмешался в игру заменами: один из вышедших, Жоль Кальмар, отдал голевую передачу в первой результативной атаке венгров, а другой, Неманья Николич, завершил вторую. И тоже, как и теперь, у нас адекватного ответа не нашлось. Более того, Леонид Федун, например, после той игры произнес следующее: «Со стороны Станислава Черчесова были довольно странные замены, которые сломали игру, мы еле отскочили».

Присмотревшись, мы обнаружим, что замены в двух этих матчах получились очень похожими – по крайней мере, именами тех, кого меняли, и минутами, когда это происходило. В обоих случаях тренер полностью освежал вторую линию атаки. Первым поле покидал левый край Далер Кузяев (с Венгрией на 57-й минуте вышел Юрий Жирков, с Турцией – на 59-й минуте Денис Черышев). Затем уходили центральный атакующий хав Антон Миранчук (оба раза появлялся Юрий Газинский – на 67-й и 70-й минутах соответственно) и правый край Алексей Ионов (вместо него – Вячеслав Караваев на 75-й и Андрей Мостовой на 71-й). Таким образом, своими заменами тренер дважды пытался реализовать одну и ту же идею – и оба раза не очень удачно. Кто в том повинен – идея или её воплотители?

Кто слаб после перерыва – Черчесов или наш футбол?

Миранчук Алексей / Фото: © РИА Новости / Михаил Шапаев

Главный посыл идеи, пожалуй, воплощает пара Миранчук – Газинский. С одной стороны, это игроки слишком разные по специфике, а с другой – одинаковые в смысле центрального расположения. От каждого из них во все стороны разбегаются игровые импульсы – креатива в первом случае и надёжности во втором. И такая замена, по сути, означает намерение игру упростить и подсушить. Она, эта замена, тем более значима, что творцов в нашей сборной и без того наперечёт – труженики безусловно преобладают. И когда Антон уходит, сочинить что-то затейливое становится просто некому. Сейчас, после Турции, Черчесов объяснил замену повреждением, которое Миранчук получил ещё в первом тайме, однако повторение параметров венгерской истории заставляет думать, что дело не только в этом. Ведь с лавки можно было поднять, допустим, Зелимхана Бакаева, который по стилистике к Миранчуку гораздо ближе, однако тренер предпочёл Газинского. Так что мы наверняка имеем дело с какими-то внутренними установками Черчесова.

Среди множества параметров служебной статистики, окружающей сегодня игру, есть и такой – голы, забитые вышедшими на замену. Так вот, клубы Черчесова в российской лиге всегда находились по этому параметру гораздо ближе к аутсайдерам, чем к лидерам. Даже «Динамо» было лишь 13-14-м, хотя в том сезоне 2014/15 Черчесов располагал самым классным в своей жизни составом и имел возможность выпускать на замену, например, Александра Кокорина, Алексея Ионова, Балажа Джуджака. На первый взгляд кажется, за время работы в сборной России кое-что изменилось: таких голов с 2016 года у тренера вроде бы набралось немало, уже десяток. Но если присмотреться, то обнаружится, что подавляющее большинство результативных замен относится к матчам против слабых или деморализованных соперников – Саудовской Аравии (5:0), Сан-Марино (9:0), Чехии (5:1). Как системы, инструмента обостряющих замен в арсенале Черчесова как не было, так и нет. Синицу в руках в концовках матчей он предпочитает гораздо очевидней, чем журавля в небе.

Кто слаб после перерыва – Черчесов или наш футбол?

Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

Хотя, если мы возвращаемся к событиям воскресной встречи с Турцией, выход Черышева и Мостового вроде бы выдавал намерение тренера как раз обострить. Но удовлетворить такое желание эти игроки сегодня просто не готовы – по причинам растренированности в одном случае и малоопытности в другом. Любой тренер хотел бы иметь на лавке тех, кто своим выходом способен придать команде новый импульс, но как быть тому, у кого таких исполнителей просто нет?

А возможно, вопрос вообще не стоит ограничивать рамками сборной. Как наши команды проваливают вторые таймы, мы нынче наблюдали и в еврокубках. Допустим, «Динамо» безоговорочно доминировало в Тбилиси до перерыва, а после – заметно поникло и вполне закономерно пропустило от хозяев пару мячей. Похожим образом проиграл и «Ростов»: бодрый старт, забитый гол сначала – утраченная инициатива и два пропущенных потом. Причём решающий – во втором тайме.

Так что повторный провал сборной после перерыва, видимо, каким-то одним мотивом не объяснить. Скорее всего, мы имеем дело с комплексом факторов – стилистикой тренера, выбором игроков, которым он располагает, и общей анемичностью сегодняшнего российского футбола. Насколько справедлива такая версия, проверим уже через три дня – 14 октября нашей сборной играть против Венгрии.