Автоспорт

«Был рад помочь Мазепину на его пути в «Формулу-1». Стоффель Вандорн – о сотрудничестве с «Мерседесом», возвращении Алонсо и отношениях с Квятом

28

«Был рад помочь Мазепину на его пути в «Формулу-1». Стоффель Вандорн – о сотрудничестве с «Мерседесом», возвращении Алонсо и отношениях с Квятом

Стоффель Вандорн провел в «Формуле-1» всего два полных сезона, которые никак не назовешь успешными. Но бельгиец не пропал с радаров. Вандорн пересел на «электричку», стал пилотом «Мерседеса» и уже на второй сезон смог завоевать звание вице-чемпиона серии.

— Когда вы еще были в юниорской программе «Макларена», глава «Мерседеса» Тото Вольфф сказал, что будет в ответе за вашу будущую карьеру. Сейчас вы пилот «серебряных стрел», пусть и не в «Формуле-1». Как начались эти взаимоотношения?

— Впервые мы встретились с Тото на «Нюрбургринге» во время гонки «Формулы-1» в 2011 году. Тогда я даже не знал, кто это. Я был очень молод, только в начале своего пути, и это было мое первое знакомство с ним. В младших сериях, когда меня взяли в «Макларен», Вольфф постоянно следил за моим прогрессом. Я ездил вместе с ART в GP2, и этот пусть открывал мне дверь в «Ф-1», но ситуация была довольно коварной. Чтобы попасть в «королеву автоспорта» с «Маклареном», я должен был подождать еще какое-то время. Тото — фанат юных талантов, и в то время он старался меня поддерживать настолько, насколько это было возможно. Мое время в «Макларене» подошло к концу после двух лет в «Ф-1», но Тото вновь был первым человеком, с которым я говорил о зарождавшемся проекте «Мерседеса» в «Формуле-Е». Это сработало. Первый сезон с HWA был, можно сказать, обучающим для всех нас. Сейчас же мы впервые выступили в качестве официальной команды «Мерседеса». Мы финишировали третьими в командном зачете, я — вторым в личном. Это было многообещающее начало, но в новом сезоне, надеюсь, мы сможем улучшить наши результаты.

— Во время карантина вы выиграли титул чемпиона виртуальной серии «Формулы-Е». Гордитесь ли вы этим трофеем и поставите ли его вровень с другими успехами в своей карьере?

— Ну, это совсем другое. Отдельное достижение, скажем так. Карантин был очень удивительным временем в году — первый раз, когда люди должны были оставаться дома на такое долгое время, без каких-либо активностей и настоящих заездов. Виртуальные гонки на тот момент были отличным вариантом, чтобы оставаться на связи с фанатами и держать их вовлеченными в процесс, создавать что-то наподобие телетрансляций и соревнований. Это было уникально. Здорово, что в том же чемпионате «Формулы-Е» собрались все пилоты серии, чтобы бороться друг с другом в виртуальном мире. Я счастлив, что победил в том чемпионате. Конечно, этот успех запомню навсегда — он будет напоминанием о том, в какое странное время нам довелось жить.

— Весной вы стали свидетелем скандала с Даниэлем Абтом в виртуальных гонках, который посадил вместо себя профессионального симрэйсера. После этого его уволили из «Ауди» в реальном чемпионате. Оглядываясь назад, как смотрите на произошедшее?

— Все это было слишком раздуто. Если смотреть на те ситуации сейчас, когда мир уже продвинулся вперед и немного оправился от весенних потрясений, то понимаешь, что немногое из того периода сим-рэйсинга осталось в нашей памяти. На тот момент это был единственный способ коммуникации и, конечно, для команд и гонщиков было важно создавать и выдавать контент для спонсоров, фанатов и всех вокруг. Да, случившееся с Даниэлем, вероятно, не было правильным, последствия были очень жесткими. Но в то же время, если бы подобное случилось в любой другой момент, например, вечером во время наших любительских покатушек, никто бы этого и не заметил. Но тогда эти чемпионаты были довольно серьезной затеей, ведь та активность была единственной возможной для нас с командами. Они были очень вовлечены в процесс, создавали контент для партнеров. Поэтому подобные действия неправильны, но Абта наказали слишком жестоким образом.

— Когда карантин закончился, всем было тяжело привыкнуть к стандартам новой реальности — маски, гонки без зрителей, пустой паддок. Как вы приспособились к этим условиям?

— Честно говоря, привыкнуть ко всем этим новым принципам жизни для меня не было проблемой. Сейчас это уже чувствуется вполне нормальным. Единственное, было непривычно находиться в Берлине девять дней и не встретить ни одного фаната. Мы гоняемся, чтобы развлекать, устраиваем автограф-сессии и ищем другие способы вовлечения болельщиков в спорт, работаем для спонсоров — но здесь не было никого. Это были очень странные чувства, казалось, будто мы на тестах. Это ощущение можно назвать самым необычным, и я очень надеюсь, что в будущем мы сможем вернуть фанатов на трибуны.

— Тяжело ли вам, как гонщику, соблюдать меры безопасности для защиты от вируса?

— Это непросто для всех, весь мир сейчас причастен к данной проблеме. Если мы посмотрим на нынешние показатели заболеваемости, то увидим, что они снова ежедневно растут. Стараюсь находиться в максимально возможной безопасности, живя при этом нормальной жизнью. Я не запираюсь дома, ибо такое состояние очень плохо влияет на ментальное и физическое здоровье, но соблюдаю все меры. Ношу маску, постоянно мою руки, держу социальную дистанцию — все это уже обычные превентивные меры. Нас часто проверяют, ведь я постоянно езжу на гонки «Ф–1». Каждый раз, когда путешествую, меня тестируют, эта же процедура происходит на любом автодроме.

— Два года вы были напарником Фернандо Алонсо в «Макларене». В 2021-м он вернется в «Ф-1» вместе с «Рено». Что думаете о его перспективах?

— Не считаю это неожиданностью. Когда он ушел из чемпионата в конце 2018-го, было чувство, что он не завершил карьеру в «Формуле-1» и еще хочет вернуться. Мне кажется, тогда ему просто стало скучно или надоела вся эта ситуация с невозможностью бороться за хорошие результаты в «Макларене». Было тяжело даже набирать очки. Сейчас у него будет больше возможностей с «Рено» — командой, которая в последнее время показывает вполне неплохие результаты. У него до сих пор есть спортивный аппетит, так что будет классно видеть его вновь в «королевских гонках».

— Есть ли у вас хорошие воспоминания о Фернандо? На публике между вами не было никаких проблем во взаимоотношениях, однако нельзя отрицать, что у испанца непростой характер.

— У нас хорошие отношения, никаких разногласий нет. Мы оба находились в не самой простой ситуации в «Макларене» того времени. Сначала с «Хондой», затем с их разрывом и объединением сил с «Рено». Это было очень сложное время для всех. А между мной и Фернандо нет никаких проблем.

— Поговорим о других сериях. Вместе с SMP Racing в прошлом году вы участвовали в марафонах «6 часов Спа-Франкоршам» и «24 часа Ле-Мана». Почему именно российская команда и собираетесь ли вы вновь заняться гонками на выносливость?

— Гонки за рулем машины LMP1 стали отличным опытом для меня. Я уже знал ребят из SMP, потому что немало с ними соревновался — Сергея Сироткина, например, и многих других. Знал менеджмент, который ведет эту программу. Да, меня очень заинтересовала такая возможность, и это был отличный опыт, мне очень понравилось. В первую очередь, моя домашняя гонка в Спа, где мы приехали третьими, и затем «Ле-Ман», где мы снова поднялись на третью ступень пьедестала. Этот результат был лучшим из возможных для частной команды, ибо мы боролись с «Тойотой», занявшей первые две позиции. У меня остались отличные воспоминания, и в будущем надеюсь вернуться в «Ле-Ман».

— Что думаете о решении провести «24 часа Ле-Мана» без болельщиков?

— Оно было очень странным, потому что эта гонка — о публике и фанатах. В прошлом году у нас был парад, несколько дней различных подготовок, тысячи фанатов, желающих получить автографы и подарки. Так что было очень необычно видеть пустые трибуны в этот раз. Однако организаторы провели хорошую работу с трансляцией, я посмотрел немалую ее часть. Здорово, что ты можешь дома следить за марафоном, но для фанатов и местных жителей это большое событие, которое обидно пропустить.

— Продолжим российскую тему. Не так давно в Сочи «Мерседес» проводил частные тесты, где вас и Никиту Мазепина заметили тренировавшимися вместе. Что можете рассказать о работе с Никитой?

— Он реально хороший парень, очевидно, неплохо выступающий в «Ф-2» в этом сезоне. Смог пару раз победить и провести довольно неплохие гонки. Довольно здорово чем-то помочь на пути его карьеры.

— В 2012 году в «Формуле Рено» у вас с Даниилом Квятом была интересная борьба за титул, в которой вы победили. В каких отношениях вы состояли тогда и общаетесь ли сейчас?

— Да, мы хорошо ладили. Не скажу, что были большими или близкими друзьями в то время, но у нас не было никаких проблем друг с другом. Мы много соперничали в том сезоне, каждую гонку выигрывал либо он, либо я. Поэтому это был довольно сложный год, и было непросто победить в том чемпионате. С того времени мы, в принципе, держим контакт — выступали вместе в «Ф-1», оба живем в Монако, так что иногда даже ходим вместе на ланч. И, конечно, встречаемся на гонках.

— На данный момент место Квята в следующем сезоне «Ф-1» под вопросом. Хотели бы увидеть его в «Формуле-Е»?

— «Королевские гонки» — то место, где он хочет быть. Но если Даниил не сможет остаться там, то «Ф-Е» — этот тот чемпионат, с которым можно связать свое будущее и где уже выступает большое количество очень хороших пилотов.

— В этом году вы много стримили в Instagram и на Twitch. Нравился ли вам подобный способ коммуникации с фанатами и другими пилотами?

— Это было забавно. Мне кажется, фанатам было здорово чувствовать себя связанными с гонщиками, их героями, смотреть, что они делают дома, сидя за симулятором, и следить за самими заездами. Это было чем-то абсолютно новым для меня, так что сначала пришлось привыкать к этому. Думаю, может, зимой в какой-то момент, когда приеду домой на несколько недель, попробую снова заняться стримингом и виртуальными гонками, чтобы пообщаться с болельщиками.

— Вспомните самый яркий или неловкий момент ушедшего сезона.

— Наверное, случай с бутылкой шампанского на пьедестале в Берлине после победы в гонке. В конце концов, это было довольно весело и, можно сказать, стало моей фишкой. В следующий раз нужно будет снова разбить бутылку.